Рафаэль Сабатини "Скарамуш" - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Фехтование » Художественно о фехтовании » Рафаэль Сабатини "Скарамуш" (Фехтовальная теория Андре-Луи)
Рафаэль Сабатини "Скарамуш"
victoireДата: Среда, 08.04.2009, 10:21 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 16
Репутация: 1
Статус: Offline
В романе Сабатини "Скарамуш" речь идет о событиях французской революции конца 18 века. Главный герой - Андре-Луи - подрабатывает в фехтовальной академии помощником master'a. И вот он, базируясь на трактате Дане, строит свою теорию непобедимости на серии из 5-6 пард-рипостов с переводами, в каждом вызывая ответ противника, чтобы он, все больше увлекаясь, наконец раскрылся так, чтобы можно было уколоть наверняка.

Quote

Как это часто бывает, от вдумчивого и серьезного изучения чужих
теорий Андре-Луи перешел к разработке своих собственных. Как-то в
июне, лежа утром в алькове, он обдумывал отрывок из Дане о двойных и
тройных ложных выпадах, прочитанный накануне вечером. Когда он читал
это место вчера, ему показалось, что Дане остановился на пороге
великого открытия в искусстве фехтования. Теоретик по своему складу,
Андре-Луи разглядел теорию, которой не увидел сам Дане, предложив ее.
Сейчас он лежал на спине, разглядывая трещины на потолке и размышляя
о своем открытии с ясностью, которую раннее утро часто приносит
острому уму. Не забывайте, что почти два месяца Андре-Луи ежедневно
упражнялся со шпагой п ежечасно думал о ней, и длительная
сосредоточенность на одном предмете позволила ему глубоко проникнуть
в него. Фехтование в том виде, как он им занимался, состояло из серии
атак и защит, серии переводов в темп с одной линии на другую, причем
серия эта всегда была ограниченной. Любая комбинация включала обычно
полдюжины соединений с каждой стороны - и затем все начиналось снова,
причем переводы в темп были случайными. А что, если их рассчитать с
начала до конца?
Это была первая часть будущей теории Аидре-Луи, вторая же
заключалась в следующем: идею Дане о тройном ложном выпаде можно
развить таким образом, чтобы, рассчитав переводы и темп, объединить
их в серию с кульминацией па четвертом, пятом пли даже шестом
переводе в темп. Иными словами, можно провести серию атак,
провоцирующих ответные удары, которые парируют встречным ударом,
причем ни один ответный удар не должен попасть в цель-таким образом
противника заставляют раскрыться. Нужно заранее продумать комбинацию
так, чтобы противник, все время стремясь попасть в цель, незаметно
для себя все больше раскрывался, и в конце концов, сделав выпад,
покончить с ним неотразимым ударом.
В свое время Андре-Луи довольно прилично играл о шахматы, причем
умел думать на несколько ходов вперед. Если применить эту способность
к фехтованию, можно вызвать чуть ли не революцию в этом искусстве.
Правда, и в теории ложных выпадов можно усмотреть некоторую аналогию
с шахматной игрой, но у Дане все ограничивалось простыми ложными
выпадами - одиночными, двойными и тройными. Однако даже тройной выпад
примитивен по сравнению с методом, на котором Андре-Луи построил свою
теорию.
Продолжая размышлять, он пришел к выводу, что держит в руках
ключ к открытию. Ему не терпелось проверить свою теорию на практике.
В то утро Андре-Луи попался довольно способный ученик, против
которого обычно было нелегко обороняться. Встав в позицию, Андре-Луи
решил нанести удар на четвертом переводе, заранее рассчитав четыре
выпада, которые должны к нему привести. Они соединили шпаги в терции,
и Андре-Луи провел атаку, сделав батман и выпрямив руку. Как и
следовало ожидать, последовал полу центр, на который он быстро
ответил выпадом в квинте. Противник снова нанес встречный удар,
Андре-Луи вошел еще ниже и, когда ученик парировал именно так, как он
и рассчитывал, сделал выпад, повернув острие в кварту, и нанес удар
прямо в грудь. Это оказалось так легко, что Андре-Луи даже удивился.

 
victoireДата: Среда, 08.04.2009, 10:21 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 16
Репутация: 1
Статус: Offline
...
Quote

Они начали снова. На этот раз Андре-Луи решил атаковать на пятом
переводе, и опять это вышло без всякого труда. Тогда, еще усложнив
задачу, он попробовал на шестом переводе, задумав комбинацию из пяти
предварительных соединений. И скова все оказалось совсем просто.
Молодой человек рассмеялся, и в голосе его прозвучала легкая
досада:
- Сегодня я разбит наголову.
- Вы сегодня не в форме. - вежливо заметил Андре-Луи и добавил,
сильно рискуя, поскольку хотел проверить свою теорию до конца: - Я
почти уверен, что нанесу вам удар именно так и тогда, как объявлю
заранее.
- Ну, уж это не выйдет! - возразил способный ученик, насмешливо
взглянув на него.
- Давайте попробуем. Итак, на четвертом переводе в темп я
коснусь вас. Вперед! Защищайтесь!
Все вышло так, как обещал Андре-Луи. У молодого человека,
считавшего Андре-Луи весьма посредственным фехтовальщиком, с которым
можно размяться, пока занят учитель, широко раскрылись глаза от
изумления. В порыве великодушия возбужденный Андре-Луи едва не
раскрыл свою методику, которой позже суждено было распространиться во
всех фехтовальных залах, но вовремя сдержался.

Днем академия опустела, и господин дез Ами позвал Андре-Луи на
урок: иногда он еще занимался со своим помощником. Впервые за все
время знакомства учитель получил от него прямой укол в первом же бою.
Он рассмеялся, весьма довольный, так как был человеком великодушным:
- Ого! А вы быстро растете, мой друг. Он все еще смеялся, правда
уже не такой довольный, получив укол во втором бою. После этого
учитель начал драться всерьез, и Андре-Луи получил три укола подряд.
Скорость и точность господина дез Ами опрокинули теорию Андре-Луи,
которая, не будучи подкреплена практикой, нуждалась в серьезной
доработке.
Однако Андре-Луи считал, что правильность его теории доказана, и
пока что удовольствовался этим. Оставалось усовершенствовать ее на
практике, и этому-то он и отдался со всей страстью первооткрывателя.
Он ограничил себя полудюжиной комбинаций, которые усердно
отрабатывал, пока не достиг автоматизма, и проверял их безотказность
на лучших учениках господина дез Ами.
Наконец примерно через неделю после последнего урока с Андре-Луи
учитель снова позвал его пофехтовать.
Вновь получив укол в первом же бою, господин дез Ами призвал на
помощь все свое искусство, но сегодня и это не помогло ему отбить
стремительные атаки Андре-Луи.

 
victoireДата: Среда, 08.04.2009, 10:23 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 16
Репутация: 1
Статус: Offline
В оригинале этот фрагмент таков:

Quote

From the' earnest and thoughtful study of the theories of others, it
followed now - as not uncommonly happens - that Andre-Louis came to develop
theories of his own. He lay one June morning on his little truckle bed in
the alcove behind the academy, considering a passage that he had read last
night in Danet on double and triple feints. It had seemed to him when
reading it that Danet had stopped short on the threshold of a great
discovery in the art of fencing. Essentially a theorist, Andre-Louis
perceived the theory suggested, which Danet himself in suggesting it had not
perceived. He lay now on his back, surveying the cracks in the ceiling and
considering this matter further with the lucidity that early morning often
brings to an acute intelligence. You are to remember that for close upon two
months now the sword had been Andre-Louis' daily exercise and almost hourly
thought. Protracted concentration upon the subject was giving him an
extraordinary penetration of vision. Swordsmanship as he learnt and taught
and saw it daily practised consisted of a series of attacks and parries, a
series of disengages from one line into another. But always a limited
series. A half-dozen disengages on either side was, strictly speaking,
usually as far as any engagement went. Then one recommenced. But even so,
these disengages were fortuitous. What if from first to last they should be
calculated?
That was part of the thought - one of the two legs on which his theory
was to stand; the other was: what would happen if one so elaborated Danet's
ideas on the triple feint as to merge them into a series of actual
calculated disengages to culminate at the fourth or fifth or even sixth
disengage? That is to say, if one were to make a series of attacks inviting
ripostes again to be countered, each of which was not intended to go home,
but simply to play the opponent's blade into a line that must open him
ultimately, and as predetermined, for an irresistible lunge. Each counter of
the opponent's would have to be preconsidered in this widening of his guard,
a widening so gradual that he should himself be unconscious of it, and
throughout intent upon getting home his own point on one of those counters.
Andre-Louis had been in his time a chess-player of some force, and at
chess he had excelled by virtue of his capacity for thinking ahead. That
virtue applied to fencing should all but revolutionize the art. It was so
applied already, of course, but only in an elementary and very limited
fashion, in mere feints, single, double, or triple. But even the triple
feint should be a clumsy device compared with this method upon which he
theorized.
He considered further, and the conviction grew that he held the key of
a discovery. He was impatient to put his theory to the test.
That morning he was given a pupil of some force, against whom usually
he was hard put to it to defend himself. Coming on guard, he made up his
mind to hit him on the fourth disengage, predetermining the four passes that
should lead up to it. They engaged in tierce, and Andre-Louis led the attack
by a beat and a straightening of the arm. Came the demi-contre he expected,
which he promptly countered by a thrust in quinte; this being countered
again, he reentered still lower, and being again correctly parried, as he
had calculated, he lunged swirling his point into carte, and got home full
upon his opponent's breast. The ease of it surprised him.

 
victoireДата: Среда, 08.04.2009, 10:24 | Сообщение # 4
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 16
Репутация: 1
Статус: Offline
Quote
They began again. This time he resolved to go in on the fifth
disengage, and in on that he went with the same ease. Then, complicating the
matter further, he decided to try the sixth, and worked out in his mind the
combination of the five preliminary engages. Yet again he succeeded as
easily as before.
The young gentleman opposed to him laughed with just a tinge of
mortification in his voice.
"I am all to pieces this morning," he said.
"You are not of your usual force," Andre-Louis politely agreed. And
then greatly daring, always to test that theory of his to the uttermost: "So
much so," he added, "that I could almost be sure of hitting you as and when
I declare."
The capable pupil looked at him with a half-sneer. "Ah, that, no," said
he.
"Let us try. On the fourth disengage I shall touch you. Allons! En
garde!"
And as he promised, so it happened.
The young gentleman who, hitherto, had held no great opinion of
Andre-Louis' swordsmanship, accounting him well enough for purposes of
practice when the master was otherwise engaged, opened wide his eyes. In a
burst of mingled generosity and intoxication, Andre-Louis was almost for
disclosing his method - a method which a little later was to become a
commonplace of the fencing-rooms. Betimes he checked himself. To reveal his
secret would be to destroy the prestige that must accrue to him from
exercising it.
At noon, the academy being empty, M. des Amis called Andre-Louis to one
of the occasional lessons which he still received. And for the first time in
all his experience with Andre-Louis, M. des Amis received from him a full
hit in the course of the first bout. He laughed, well pleased, like the
generous fellow he was.
"Aha! You are improving very fast, my friend." He still laughed, though
not so well pleased, when he was hit in the second bout. After that he
settled down to fight in earnest with the result that Andre-Louis was hit
three times in succession. The speed and accuracy of the fencing-master when
fully exerting himself disconcerted Andre-Louis' theory, which for want of
being exercised in practice still demanded too much consideration.
But that his theory was sound he accounted fully established, and with
that, for the moment, he was content. It remained only to perfect by
practice the application of it. To this he now devoted himself with the
passionate enthusiasm of the discoverer. He confined himself to a half-dozen
combinations, which he practised assiduously until each had become almost
automatic. And he proved their infallibility upon the best among M. des
Amis' pupils.
Finally, a week or so after that last bout of his with des Amis, the
master called him once more to practice.
Hit again in the first bout, the master set himself to exert all his
skill against his assistant. But to-day it availed him nothing before
Andre-Louis' impetuous attacks.



Забавно, конечно, но это все можно использовать, только если быть уверенным, что хватит скорости и мастерства парировать все ответы противника. Учитывая, что их 5-6 штук, выглядит не очень жизненно.
 
ИнгаДата: Вторник, 12.05.2009, 02:45 | Сообщение # 5
Посвящённый
Группа: Администраторы
Сообщений: 125
Репутация: 1
Статус: Offline
Quote (victoire)
Забавно, конечно, но это все можно использовать, только если быть уверенным, что хватит скорости и мастерства парировать все ответы противника. Учитывая, что их 5-6 штук, выглядит не очень жизненно.

biggrin
А для того, чтобы убить - одного укола может быть достаточно... smile
Да и пятый, десятый или пятнадцатый укол - тоже один единственный... :)))
Может дело не втом, что есть панацея победы, а в том, что есть постоянное к ней стремление? Да не над кем то победа нужна в первую очередь, а непременно над собою?


 
Форум » Фехтование » Художественно о фехтовании » Рафаэль Сабатини "Скарамуш" (Фехтовальная теория Андре-Луи)
Страница 1 из 11
Поиск:

Сделать бесплатный сайт с uCoz Рейтинг@Mail.ru